МАША. ЛЕС.

Masha. Forest.

Маша. Лес.

2018. Живописная инсталляция Х., м, вышивка. 8 работ 56 х 54 см.

Существует некая презумпция цельности, делегированная природе и традиционно воплощаемая в зрелище пейзажа. Столь же привычно мы противопоставляем природной цельности архитектуру, фрагментирующую пространство, и вообще всю нашу культуру и цивилизацию, как нечто внеприродное и раскалывающее мир. Однако в инсталляции Федоры мы видим прежде всего распад и фрагментацию природной цельности, мы схватываем ее единство как искусственную конструкцию с недостающими частями. Визуально инсталляция Федоры Акимовой средствами традиционной живописи имитирует техногенную оптику фотографии. Но в эту живопись вмешивается рукоделие, лишая картину медиальной однозначности и превращая в семиотическую химеру, зависающую между картиной и объектом. Еще более химеричны образы животных, которых вышивка по холсту помещает в пейзажную идиллию словно специально для того, чтобы читать их через код сказочного русского леса. Однако тут же в них обнаруживаются невозможные соеди-нения тел хищников и травоядных, иногда еще и птиц. Кроме того, сама субстанция их неплотно вышитых тел — явно из другого мира, скорее из мира духов и образов, чем из леса, что их окружает. Они сделаны из вещества того же, что и сны, хотя и без шекспировских, да и вообще человеческих страстей. Но парадокс в том, что, как и вышивка, они принадлежат реальности, общей с вышивальщицей и зрителем, и поэтому ближе к нашему миру, чем убедительная иллюзия живописи.

Александр Евангели

Masha. Forest.

2018. Painting installation. Oil on canvas, embroidery. 8 works 56 x 54 cm. 

There is a certain presumption of integrity, delegated to the nature and traditionally embodied as a sight of the landscape. Equally habitually, we contrast nature’s entirety with architecture, fragmenting space, and in general all our culture and civilization, as something extra-natural and splitting the world. However, in the installation by Fedora, we see first of all the disintegration and fragmentation of natural wholeness, we apprehend its unity as an artificial construction with missing parts. Visually, Fedora Akimova’s installation by means of traditional painting imitates the technogenic optics of photography. Yet, this painting is disturbed by needlework, depriving the picture of the medial uniqueness and turning it into a semiotic chimera, hovering between the picture and the object. Even more chimerical are the images of animals, which embroidery on canvas places in the landscape idyll as if made to interpret them through the code of the Russian magical forest. However, immediately in them appear impossible fusions of bodies of predators and herbivores, sometimes even birds. Moreover, the very substance of their loosely embroidered bodies is obviously from another world, more likely from the world of spirits and images than from the forest surrounding them. They are made from the same substance as dreams, although without Shakespeare's or human passions in general. But the paradox is that, that like embroidery, they belong to a reality common to the embroiderer and viewer, and therefore closer to our world than the convincing illusion of painting.

Alexander Evangely

Маша. Приручение.

2018. Серия Х., м. 10 портретов-тондо. 

В серии портретов химерических зверей мы как будто сталкиваемся с наследием этнографической экспедиции, и довольно двусмысленным наследием — одновременно бесспорным и невозможным. Серия использует вышивальные пяльцы для традиционной живописной техники и соединяет черты двух иконографий — парадного портрета и наивной живописи. Первая иконография предполагает позирование и приручение реальных зверей, вторая — циркуляцию их образов в фольклорных и культурных сюжетах. Еще Аристотель заметил, что ни одно животное не может обладать одновременно клыками и рогами. Очевидный здравый смысл защищает наш разум от невозможной природы, как, впрочем, и природу — от нашего разума. В портретах животных Федоры Акимовой мы видим невозможные соединения за пределами естественной эволюции и культуры. Мы видим образы существ, в которых смешивается несоединимое, лишая всякой опоры наш культурный опыт и научные знания.

Александр Евангели

Masha. Domestication.

2018. Series Oil on canvas. 10 tondo portraits.

 

 In the series of portraits of chimerical animals, we seem to encounter the heritage of an ethnographic expedition, and quite an ambiguous heritage - both indisputable and improbable. The series uses embroidery frames for traditional painting techniques and combines the features of two iconographies - ceremonial portrait and naive painting. The first iconography implies posing and domestication of real animals, the second one - the circulation of their images in folklore and cultural interpretations. It was Aristotle who noticed that no animal can have both fangs and horns at the same time. Clear common sense protects our minds from an impossible nature, as well as it protects nature from our mind. In the depiction of the animals by Fedora Akimova, we see impossible connections beyond the limits of natural evolution and culture. We see the images of beings in which the incompatible is mixed, depriving our cultural experience and scientific knowledge of any support.

Alexander Evangely

© 2018 Федора Акимова

© 2019 Федора Акимова